Постановление Калининградского областного суда от 18.07.2017 по делу N 4А-299/2017

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 июля 2017 г. по делу N 4А-299/2017

 Заместитель председателя Калининградского областного суда Мухарычин В.Ю., рассмотрев жалобу директора ОП «» Ф. на решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 20 февраля 2017 года, решение Калининградского областного суда от 11 мая 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

Постановлением и.о. начальника филиала ФГКУ «985 Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора» Министерства обороны Российской Федерации Ц. от 03 августа 2016 года N директор ОП «» Ф. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 5000 руб.

 Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 20 февраля 2017 года указанное постановление оставлено без изменения.

Решением Калининградского областного суда от 11 мая 2017 года решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 20 февраля 2017 года оставлено без изменения.

В жалобе, поступившей в Калининградский областной суд 16 июня 2017 года, заявитель просит отменить вышеназванные постановления и прекратить производство по делу об административном правонарушении.

Определением заместителя председателя Калининградского областного суда от 19 июня 2017 года жалоба принята к рассмотрению.

 Дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.6 КоАП РФ, в отношении директора ОП «» Ф. истребовано в Калининградский областной суд 19 июня 2017 года, поступило 22 июня 2017 года.

Проверив материалы дела с учетом доводов жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими оставлению без изменения.

Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду регулируется Федеральным законом от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее — Федеральный закон N 52-ФЗ).

 Статьей 6.6 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к организации питания населения в специально оборудованных местах (столовых, ресторанах, кафе, барах и других местах), в том числе при приготовлении пищи и напитков, их хранении и реализации населению.

В соответствии с п. 1 ст. 39 Федерального закона N 52-ФЗ на территории Российской Федерации действуют федеральные санитарные правила, утвержденные федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

 Соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц (п. 3 ст. 39 вышеназванного закона).

Пунктом 1 ст. 17 Федерального закона N 52-ФЗ установлено, что при организации питания населения в специально оборудованных местах (столовых, ресторанах, кафе, барах и других), в том числе при приготовлении пищи и напитков, их хранении и реализации населению, для предотвращения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны выполняться санитарно-эпидемиологические требования.

Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 08 ноября 2001 года N 31 утверждены Санитарные правила — СП 2.3.6.1079-01 «Санитарно-эпидемиологические требования к организации общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья» (далее — СП 2.3.6.1079-01), разработанные с целью предотвращения возникновения и распространения инфекционных и неинфекционных заболеваний (отравлений) среди населения Российской Федерации и определяющие основные санитарно-гигиенические нормы и требования к размещению, устройству, планировке, санитарно-техническому состоянию, содержанию организаций, условиям транспортировки, приемки, хранения, переработки, реализации продовольственного сырья и пищевых продуктов, технологическим процессам производства, а также к условиям труда, соблюдению правил личной гигиены работников (п. 1.1 Правил).

 Как усматривается из материалов дела, при проведении военной прокуратурой Калининградского гарнизона с привлечением специалистов филиала ФГКУ «985 Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора» Минобороны Российской Федерации проверки исполнения должностными лицами ОП «» законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения 24 мая 2016 года в магазине-чайной N 7 были установлены следующие нарушения санитарно-эпидемиологических норм и правил:

 п. 7.8. СП 2.3.6.1079-01 — в продаже на момент проведения проверки находился товар с истекшим сроком хранения, а именно шоколад «Шогаттен» «Клубника-йогурт», 1 штука, дата изготовления и упаковки 05 апреля 2015 года со сроком хранения до апреля 2016 года, вафли «Артек», 24 штуки по 75 грамм, дата изготовления и упаковки 25 августа 2015 года со сроком хранения до 24 мая 2016 года;

п. 15.1. СП 2.3.6.1079-01 — в части обязанности руководителя организации обеспечивать наличие медицинских книжек на каждого работника, своевременное прохождение предварительных при поступлении и периодических медицинских обследований всеми работниками: при проведении проверки медицинская книжка продавца магазина-чайной N 7 У. не представлена;

п. 5.11. СП 2.3.6.1079-01 — в коридоре перед входом в обеденный зал складируется мусор в полиэтиленовых мешках, в подсобном помещении хранятся использованные люминесцентные лампы;

п. 13.4. СП 2.3.6.1079-01 — продавец магазина-чайной N 7 У. при проведении проверки осуществляла трудовую деятельность без санитарной одежды.

Выявленные в ходе проверки вышеназванные нарушения санитарно-эпидемиологических правил явились основанием для возбуждения 01 июля 2016 года военным прокурором Калининградского гарнизона в отношении директора ОП «» Ф. дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.6 КоАП РФ, по результатам рассмотрения которого и.о. начальника филиала ФГКУ «985 Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора» Министерства обороны Российской Федерации Ц. было вынесено постановление от 03 августа 2016 года N о привлечении названного должностного лица к административной ответственности.

Проверяя законность названного постановления, судья Ленинградского районного суда г. Калининграда пришел к выводу о доказанности вины директора ОП «» Ф. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.6 КоАП РФ.

 С вышеуказанными выводами судьи районного суда о наличии оснований для привлечения директора ОП «Калининградское» АО «Военторг-Запад» Ф. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.6 КоАП РФ, согласился судья Калининградского областного суда.

 Фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о виновности директора ОП «» Ф. в совершении вышеназванного административного правонарушения, подтверждаются собранными по делу доказательствами, которым в вынесенных по делу постановлениях дана оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, ставить под сомнение которую не имеется оснований.

Оспаривая состоявшиеся по делу постановления, заявитель в жалобе указывает на отсутствие в материалах дела достоверных и допустимых доказательств, свидетельствующих о том, что торговая точка (магазин-чайная N 7) ОП «» оказывала услуги питания. Ссылаясь на то, что Приказ Минобороны РФ от 15 января 2001 года N 5 «Об утверждении Положения о солдатских, матросских и курсантских чайных», в соответствии с которым торговая точка относится к типу «кафе», действовал только в отношении ранее существовавших государственных унитарных предприятий военной торговли и не распространяется на торговые точки ОП «», являющегося коммерческой организацией, основной деятельностью которой является организация эффективной работы и получение прибыли в сфере торгово-бытового обслуживания государственных и иных заказчиков, указывает на необоснованность ссылок на него судебных инстанций.

Данные доводы проверены, однако не могут повлечь отмену состоявшихся по делу судебных постановлений.

 Приказом заместителя Министра обороны Российской Федерации от 15 января 2001 года N 5, исходя из его содержания распространяющимся на предприятия военной торговли, утверждено Положение о солдатских, матросских и курсантских чайных, определяющее порядок создания, деятельности и ликвидации чайных.

 В п. 2 Положения прямо указано, что чайные являются подразделениями предприятий военной торговли по организации питания и отдыха личного состава. В соответствии с классификацией предприятий общественного питания по своему типу чайные относятся к «кафе».

Таким образом, выводы судов о том, что торговая точка ОП «» оказывала услуги общественного питания, являются верными, оснований не согласиться с ними не имеется.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 15 сентября 2008 года N 1359 «Об открытом акционерном обществе «», дочерним юридическим лицом которого является АО «Военторг-Запад», создано путем преобразования ранее существовавших федеральных государственных предприятий. Основным направлением деятельности указанного открытого акционерного общества определено торгово-бытовое обслуживание и организация питания в интересах Вооруженных Сил Российской Федерации, государственных и иных заказчиков.

 Распоряжением Правительства Российской Федерации от 06 февраля 2010 года N 155-р ОАО «» определено единственным исполнителем, оказывающим услуги по питанию для нужд Минобороны России, в том числе организаций, подведомственных Минобороны России.

 Учитывая изложенное, нельзя признать обоснованными и доводы жалобы о том, что Приказ Минобороны РФ от 15 января 2001 года N 5 «Об утверждении Положения о солдатских, матросских и курсантских чайных» не распространяет свое действие на торговые точки ОП «».

 В соответствии с п. 1.2 СП 2.3.6.1079-01 данные правила распространяются на действующие, строящиеся и реконструируемые организации общественного питания, независимо от форм собственности и ведомственной принадлежности, в том числе при приготовлении пищи и напитков, их хранении и реализации населению и являются обязательными для исполнения всеми гражданами, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, деятельность которых связана с организацией питания населения.

 Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что торговая точка ОП «» — магазин-чайная N 7 оказывала услуги общественного питания, выводы судебных инстанций о том, то на нее распространялись СП 2.3.6.1079-01 являются правомерными, а доводы, содержащиеся в жалобе, в том числе и со ссылками на то, что Программа производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий магазинов, магазинов-чайных ОП «» не содержит указания на названные санитарные правила в качестве норм, регулирующих хозяйственную деятельность магазина-чайная N 7, их не опровергают.

 В жалобе директор ОП «» Ф. также ссылается на то, что он является ненадлежащим субъектом вменяемого ему административного правонарушения. Указывает на то, что обязанности по обеспечению контроля за соблюдением санитарных требований возложены на специалиста по торгово-бытовому обслуживанию и заместителя директора.

Данные доводы являлись предметом проверки судебных инстанций и, учитывая, что директор ОП «» в соответствии с Положением об обособленном подразделении руководит обособленным подразделением и несет персональную ответственность за организацию его работы, обеспечение соблюдения правил торговли, санитарно-эпидемиологических норм, признаны несостоятельными.

Оснований не согласиться с такими выводами судебных инстанций не имеется.

Являясь директором ОП «» и неся ответственность за соблюдение правил торговли и санитарно-эпидемиологических норм, Ф. допустил нарушение санитарно-эпидемиологических требований к организации питания населения в магазине-чайной N 7 на территории войсковой части, в связи с чем обоснованно, вопреки доводам жалобы, был привлечен к административной ответственности по ст. 6.6 КоАП РФ, а не по ст. 6.3 КоАП РФ (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения), на что указывает заявитель в настоящей жалобе.

Оспаривая состоявшиеся по делу судебные постановления, заявитель в жалобе также ссылается на нарушение порядка возбуждения дела об административном правонарушении. Указывает на то, что в нарушение положений Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о прокуратуре) и Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 28 мая 2015 года N 265 ни общество, ни директор обособленного подразделения не были уведомлены прокурором о проведении проверки и не ознакомлены с актом, составленным по результатам ее проведения.

 Данные доводы не могут повлечь отмену состоявшихся по делу судебных постановлений в силу следующего.

В соответствии со ст. 1 Закона о прокуратуре прокуратура Российской Федерации наделена полномочиями осуществлять от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории законов.

 При реализации возложенных функций прокурор вправе проверять исполнение законов органами и должностными лицами, а также руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, перечисленными в п. 1 ст. 21 Закона о прокуратуре.

В соответствии с п. 2 ст. 21 Закона о прокуратуре при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверка исполнения законов проводится на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором, в случае, если эти сведения нельзя подтвердить или опровергнуть без проведения указанной проверки.

 Основанием для проверки исполнения законов в силу указанной нормы может быть также любая информация о фактах нарушения закона, требующая принятия мер прокурором.

При этом каких-либо требований к проведению и оформлению результатов прокурорского надзора действующее законодательство не содержит.

Из материалов дела следует, что проверка исполнения требований санитарно-эпидемиологического законодательства должностными лицами ОП «» была проведена военной прокуратурой Калининградского гарнизона с привлечением специалистов филиала ФГКУ «985 Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора» Минобороны РФ на основании обращения гражданина К.

 Постановление военного прокурора Калининградского гарнизона о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении директора ОП «» Ф. получено защитником последнего Н. в день его вынесения.

При таких обстоятельствах оснований для признания незаконным вынесенного в отношении директора ОП «» Ф. постановления о привлечении к административной ответственности по ст. 6.6 КоАП РФ в связи с нарушением порядка возбуждения дела об административном правонарушении, вопреки мнению заявителя, не имелось.

 Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что дело об административном правонарушении рассмотрено полно, всесторонне, объективно, вина директора ОП «» Ф. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.6 КоАП РФ, нашла свое подтверждение в полном объеме, а наказание назначено в пределах санкции названной нормы административного законодательства и отвечает целям, указанным в ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ, оснований для отмены состоявшихся по делу постановлений не имеется.

 На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.17, 30.18 КоАП РФ,

постановил:

Решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 20 февраля 2017 года, решение Калининградского областного суда от 11 мая 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу директора ОП «» Ф. — без удовлетворения.

Алексей Власов
юрист-консультант

Получить помощь при обжаловании штрафа