Постановление Калининградского областного суда от 20.10.2016 по делу N 4А-463/2016

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 октября 2016 г. по делу N 4А-463/2016

Заместитель председателя Калининградского областного суда Мухарычин В.Ю., рассмотрев жалобу Ш. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи 2-го судебного участка Балтийского района Калининградской области от 06 июля 2016 года, решение Балтийского городского суда Калининградской области от 23 августа 2016 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.5 КоАП РФ,

установил:

Постановлением мирового судьи 2-го судебного участка Балтийского района Калининградской области от 06 июля 2016 года Ш. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 5 000 руб. без конфискации орудий совершения правонарушения.

Решением Балтийского городского суда Калининградской области от 23 августа 2016 года данное судебное постановление оставлено без изменения.

В жалобе, поступившей в Калининградский областной суд 13 сентября 2016 года, Ш. ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных актов и прекращении производства по делу.

Определением заместителя председателя Калининградского областного суда от 16 сентября 2016 года жалоба принята к рассмотрению.

Дело об административном правонарушении в отношении Ш. поступило в Калининградский областной суд 20 сентября 2016 года по запросу от 16 сентября 2016 года.

Проверив в соответствии с требованиями ст. 30.16 КоАП РФ дело по доводам жалобы, нахожу состоявшиеся судебные постановления подлежащими оставлению без изменения.

Статьей 7.5 КоАП РФ предусмотрена ответственность за самовольную добычу янтаря в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией орудия совершения административного правонарушения либо без таковой.

Объектом данного правонарушения является государственная собственность на недра в границах территории Российской Федерации, которая установлена ст. 1.2 Закона РФ от 21 февраля 1992 года N 2395-1 «О недрах».

В соответствии с положениями названного закона пользование недрами, в том числе путем добычи полезных ископаемых, осуществляется на основании специального разрешения в виде лицензии, удостоверяющей право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий.

Добыча полезных ископаемых, в частности янтаря, без надлежащего разрешения (лицензии) либо в определенных местах — из месторождений, на которых сбор янтаря запрещен, или из мест его промышленной разработки, признается самовольным пользованием недрами и образует объективную сторону указанного правонарушения.

Из материалов дела усматривается, что 12 мая 2016 года около 20:00-22:00 часов Ш., реализуя умысел на незаконную добычу янтаря, исполняя свою роль в совершении правонарушения, на принадлежащем ему транспортном средстве марки «Е.», государственный регистрационный знак N, привез к месту незаконной добычи янтаря в район пос. Парусное Балтийского района Калининградской области к берегу реки Приморская своего племянника К. и неустановленное лицо, а также мотопомпу «Б.», шланг и пожарный рукав к ней, сачок, ведра, фонарик и другие предметы, необходимые для проведения работ по незаконной добыче янтаря. Затем Ш. помог К. и неустановленному лицу выгрузить указанное оборудование из автомобиля и перенести его на берег реки, после чего покинул место совершения правонарушения. К. и неустановленное лицо, исполняя роль в совершении правонарушения, при помощи данного оборудования размывали грунт и осуществляли незаконную добычу янтаря до 00:20 часов 13 мая 2016 года, когда они были застигнуты сотрудниками полиции на месте совершения правонарушения.

Вышеуказанными действиями Ш. совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 7.5 КоАП РФ.

Фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о виновности Ш. в совершении вышеназванного административного правонарушения, подтверждаются собранными по делу доказательствами, были оценены мировым судом по правилам ст. 26.11 КоАП РФ в совокупности с другими материалами, впоследствии проверены городским судом и которые надлежащим образом оценены на предмет допустимости, достоверности и были обоснованно признаны достаточными для установления вины Ш. в совершении инкриминируемого ему правонарушения.

Действия Ш. правомерно квалифицированы по ст. 7.5 КоАП РФ, административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией указанной нормы.

В своей жалобе заявитель, выражая несогласие с состоявшимися по делу судебными постановлениями, утверждает, что административное правонарушение он не совершал.

Однако приведенные доводы являются несостоятельными, поскольку фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о виновности Ш. в совершении вышеназванного административного правонарушения, подтверждаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями свидетелей В., Ж. и Д., допрошенных мировым судом при рассмотрении жалобы, которые однозначно подтвердили исполнение Ш. своей роли в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 КоАП РФ, указав на то, что правонарушитель не только привез на микроавтобусе своего племянника К., привлеченного впоследствии к административной ответственности мировым судом 09 июня 2016 года по ст. 7.5. КоАП РФ, и неустановленное лицо к месту добычи янтаря, но и доставил необходимое для добычи янтаря оборудование к тому месту, где в дальнейшем осуществлялась добыча янтаря.

Данные обстоятельства также подтвердил в судебном заседании 23 августа 2016 года свидетель Г., принимавший участие в мероприятиях по установлению лиц, добывающих янтарь 12 мая 2016 года, указав на то, что Ш. не только подъехал к месту добычи янтаря, но и совершил определенные действия, направленные на его добычу, а именно вместе с другими лицами отнес к месту добычи янтаря необходимое для этого оборудование, после чего уехал.

Оснований сомневаться в показаниях свидетелей не имеется, поскольку данные лица осуществляли свои служебные полномочия, их показания согласуются между собой, при этом те неточности, которые имели место в показаниях, данных ими у мирового судьи, с учетом изученных материалов административного дела в отношении К., где они также давали показания по факту совершения административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 КоАП РФ, совершенного в ночь с 12 на 13 мая 2016 года в районе п. Парусное Балтийского района Калининградской области на берегу реки Приморская, и однозначно указывали на определенную роль Ш., которую он исполнял при совершении правонарушения по ст. 7.5 КоАП РФ, были устранены при их допросе 23 августа 2016 года, при этом данные неточности в части указания времени описываемых событий имеют субъективный характер и на квалификацию действий Ш. не влияют.

Более того, следует отметить, что сам Ш. не отрицал тот факт, что после работы перед возвращением домой в промежуток времени с 18:00 до 21:00 часов он заезжал на вышеуказанный земельный участок в районе пос. Парусное.

Об умысле Ш. на незаконную добычу янтаря совместно с К. и неустановленным лицом, как правильно указал суд, свидетельствует оборудование, доставленное Ш. к месту незаконной добычи янтаря, время и место осуществления работ по добыче янтаря.

Установив вышеизложенные обстоятельства, суд пришел к правильному выводу о виновности Ш. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 КоАП РФ.

Доказательств, свидетельствующих о предвзятом отношении сотрудников полиции к Ш. или их служебной заинтересованности в исходе дела, вопреки доводам жалобы, заявителем не представлено.

Доводы жалобы о том, что протокол об административном правонарушении и протокол осмотра места происшествия являются недопустимыми доказательствами, поскольку в указанных процессуальных документах указаны неверные дата и время совершения правонарушения, основаны на неверном толковании правовых норм и не влекут отмену вынесенных по делу судебных постановлений.

Так, согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо перечисленных в ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ, и иных сведений в зависимости от их значимости для данного конкретного дела об административном правонарушении (например, отсутствие данных о том, владеет ли лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, языком, на котором ведется производство по делу, а также данных о предоставлении переводчика при составлении протокола и т.п.). В то же время несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу, а также нарушение установленных ст. ст. 28.5 и 28.8 КоАП РФ сроков составления протокола об административном правонарушении и направления протокола для рассмотрения судье, поскольку эти сроки не являются пресекательными, либо составление протокола в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, если этому лицу было надлежащим образом сообщено о времени и месте его составления, но оно не явилось в назначенный срок и не уведомило о причинах неявки или причины неявки были признаны неуважительными. Недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела, являются несущественными.

При этом ссылка Ш. в жалобе на нарушение срока составления протокола об административном правонарушении, которое, по его мнению, является существенным и влечет за собой отмену оспариваемых судебных постановлений, также было обоснованно опровергнуто судом второй инстанции со ссылкой на вышеуказанный пункт Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Вопреки утверждению заявителя, протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным на то должностным лицом с соблюдением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в нем отражены, событие административного правонарушения должным образом описано, а имеющиеся недочеты были устранены судом при установлении обстоятельств по делу.

Другие материалы дела, в частности протокол осмотра места происшествия, составлены в соответствии с требованиями закона, надлежащим должностным лицом, не доверять сведениям, указанным в них, оснований не имеется, при этом ошибочное указание даты составления в протоколе на доказанность вины Ш. в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 КоАП РФ, не влияет.

Таким образом, принимая во внимание, что вина Ш. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 КоАП РФ, подтверждается имеющимися и исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, процессуальные документы о привлечении к административной ответственности оформлены с соблюдением требований законодательства, при этом существенных нарушений процессуальных требований не установлено, дело об административном правонарушении рассмотрено полно, объективно, а наказание назначено с учетом всех обстоятельств дела и в соответствии с санкцией данной статьи, оснований для отмены судебных постановлений не имеется.

Порядок и срок давности привлечения Ш. к административной ответственности не нарушены.

Руководствуясь ч. 2 ст. 30.13, ст. ст. 30.17, 30.18 КоАП РФ,

постановил:

Постановление мирового судьи 2-го судебного участка Балтийского района Калининградской области от 06 июля 2016 года, решение Балтийского городского суда Калининградской области от 23 августа 2016 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.5 КоАП РФ, оставить без изменения, жалобу Ш. — без удовлетворения.

Алексей Власов
юрист-консультант

Получить помощь при обжаловании штрафа