Решение Московского городского суда от 10.08.2017 по делу N 7-8453/2017

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

РЕШЕНИЕ

от 10 августа 2017 г. по делу N 7-8453/2017

Судья: Винедиктова Л.М.

Судья Московского городского суда Сумина Л.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по жалобе консультанта отдела правового обеспечения и государственного надзора инспекции по охране объектов культурного наследия Костромской области по доверенности Ш. на постановление судьи Головинского районного суда г. Москвы от 21 марта 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ, в отношении Ф.Ю.,

установил:

*** года консультантом отдела правового обеспечения и государственного надзора инспекции по охране объектов культурного наследия Костромской области Ш. в отношении Ф.Ю. составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ.

Протокол об административном правонарушении от *** года и иные материалы дела на рассмотрение по подведомственности передано в *** суд Костромской области, определением судьи которого от 13 декабря 2016 года удовлетворено ходатайство лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение в Головинский районный суд г. Москвы, по месту его жительства.

Постановлением судьи Головинского районного суда г. Москвы 21 марта 2017 года производство по делу об административном правонарушении в отношении Ф.Ю. по ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ прекращено за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

В настоящее время в Московский городской суд данный судебный акт обжалует консультант отдела правового обеспечения и государственного надзора инспекции по охране объектов культурного наследия Костромской области по доверенности Ш. по доводам поданной жалобы, согласно которым, объект зарегистрирован в едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и ему присвоен регистрационный номер ***, о чем информация размещена в открытом доступе на сайте Минкультуры России; судьей неправильно определены значение объекта культурного наследия, его статус, допущен ряд нарушений норм материального права действующего законодательства, регулирующего правоотношения в сфере содержания, сохранения и государственной охраны объектов культурного наследия; также не учтено, что обязанность по сохранению объекта культурного наследия возникла у Ф.Ю. в силу прямого указания закона, в связи с чем, отсутствие оформленного охранного обязательства, до 2016 года являвшегося государственной услугой и носившего заявительный характер, не указывает на отсутствие самих обязанностей по сохранению объекта; заключения историко-культурной экспертизы об утрате объекта культурного наследия Ф.Ю. представлено не было; при рассмотрении дела проигнорирован основополагающий принцип Российского судопроизводства — незнание закона не освобождает от ответственности; Ф.Ю. совершены действия по сносу объекта, что прямо запрещено Федеральным законом N 73-ФЗ, в связи с чем необратимо наступление ответственности, предусмотренной ст. 61 Федерального закона N 73-ФЗ.

В судебном заседании представители инспекции по охране объектов культурного наследия Костромской области по доверенностям Ш. и К. приведенные выше доводы жалобы поддержали в полном объеме, просили их удовлетворить.

Ф.Ю. и его защитник по доверенности Т. возражали против удовлетворения доводов указанной жалобы, обращая внимание на то, что у Ф.Ю. отсутствовала возможность для выполнения требований ст. 61 Федерального закона N 73-ФЗ ввиду отсутствия осведомленности о том, что находившийся в его собственности дом являлся объектом культурного наследия, так как охранный договор не заключался, паспорт на объект ему не выдавался, историко-культурная экспертиза не проводилась, уведомление о принятии решения о включении объекта в реестр не направлялось и им получено не было.

Проверив материалы дела, изучив доводы поданной жалобы, выслушав объяснения представителей административного органа, Ф.Ю. и его защитника, оснований для отмены или изменения постановления судьи не нахожу ввиду следующего.

Частью 1 ст. 7.13 КоАП РФ установлено, что нарушение требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, за исключением выявленных объектов культурного наследия, нарушение режима использования земель в границах территорий объектов культурного наследия, за исключением выявленных объектов культурного наследия, либо несоблюдение ограничений, установленных в границах зон охраны объектов культурного наследия, за исключением выявленных объектов культурного наследия.

Объективная сторона правонарушения состоит в невыполнении или нарушении тех предписаний, которые содержатся в нормативных правовых актах, регулирующих вопросы охраны и использования объектов культурного наследия.

В соответствии с ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», объекты культурного наследия, включенные в реестр, выявленные объекты культурного наследия подлежат государственной охране в целях предотвращения их повреждения, разрушения или уничтожения, изменения облика и интерьера (в случае, если интерьер объекта культурного наследия относится к его предмету охраны), нарушения установленного порядка их использования, незаконного перемещения и предотвращения других действий, могущих причинить вред объектам культурного наследия, а также в целях их защиты от неблагоприятного воздействия окружающей среды и от иных негативных воздействий.

В силу ч. 1 ст. 40 того же Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ, сохранение объекта культурного наследия — меры, направленные на обеспечение физической сохранности и сохранение историко-культурной ценности объекта культурного наследия, предусматривающие консервацию, ремонт, реставрацию, приспособление объекта культурного наследия для современного использования и включающие в себя научно-исследовательские, изыскательские, проектные и производственные работы, научное руководство проведением работ по сохранению объекта культурного наследия, технический и авторский надзор за проведением этих работ.

Согласно ч. 1 ст. 45 названного Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ, работы по сохранению объекта культурного наследия проводятся на основании письменного разрешения и задания по проведение указанных работ, выданных соответствующим органом охраны объектов культурного наследия, и в соответствии с документацией, согласованной с соответствующим органом охраны объектов культурного наследия и при условии осуществления указанным органом контроля за проведением работ.

По смыслу ч. 1 ст. 47.3 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», при содержании и использовании объекта культурного наследия, включенного в реестр, выявленного объекта культурного наследия в целях поддержания в надлежащем техническом состоянии без ухудшения физического состояния и (или) изменения предмета охраны данного объекта культурного наследия лица, указанные в пункте 11 статьи 47.6 настоящего Федерального закона, лицо, которому земельный участок, в границах которого располагается объект археологического наследия, принадлежит на праве собственности или ином вещном праве, обязаны: осуществлять расходы на содержание объекта культурного наследия и поддержание его в надлежащем техническом, санитарном и противопожарном состоянии; не проводить работы, изменяющие предмет охраны объекта культурного наследия либо ухудшающие условия, необходимые для сохранности объекта культурного наследия; не проводить работы, изменяющие облик, объемно-планировочные и конструктивные решения и структуры, интерьер выявленного объекта культурного наследия, объекта культурного наследия, включенного в реестр, в случае, если предмет охраны объекта культурного наследия не определен.

Положения статьи 48 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ предусматривают, что собственник объекта культурного наследия несет бремя содержания принадлежащего ему объекта культурного наследия, включенного в реестр, или выявленного объекта культурного наследия с учетом требований настоящего Федерального закона, если иное не установлено договором между собственником и пользователем данным объектом культурного наследия; при государственной регистрации права собственности на объект культурного наследия собственник принимает на себя являющиеся ограничениями (обременениями) права собственности на данный объект и указываемые в охранном обязательстве собственника объекта культурного наследия обязательства по содержанию объекта культурного наследия, по его сохранению (включая требования к порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных и иных работ), требования к условиям доступа к нему граждан, иные обеспечивающие его сохранность требования.

Из содержания части 1 статьи 61 того же Федерального закона N 73-ФЗ следует, что за нарушение настоящего Федерального закона должностные лица, физические и юридические лица несут уголовную, административную и иную юридическую ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу статьи 64 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ, памятники истории и культуры местного значения, принятые на государственную охрану в соответствии с Законом РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», относятся к объектам культурного наследия регионального значения, включенным в реестр, за исключением случаев отнесения указанных памятников истории и культуры к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, с последующей регистрацией данных объектов в реестре в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона.

Как следует из протокола об административном правонарушении от *** года, в 17.00 час. *** года в рамках мероприятий по контролю за состоянием объекта культурного наследия регионального значения должностными лицами инспекции по охране объектов культурного наследия Костромской области проведен осмотр взятого под государственную охрану постановлением Главы администрации Костромской области 30 декабря 1993 года N 598 «Об объявлении находящихся на территории Костромской области объектов, имеющих историческую, культурную и научную ценность, памятниками истории и культуры» объекта «Дом жилой, 2-я половина 19 века», расположенного по адресу: Костромская область, ***, с. ***, в период времени с *** года по *** года принадлежавшего на праве собственности по договору дарения от *** года Ф.Ю., и в ходе которого установлено, что последним указанный дом полностью демонтирован, объект культурного наследия утрачен, земельный участок отчужден *** О.А. на основании договора купли-продажи от *** года, согласно которому каких-либо строений на земельном участке нет, о чем составлен акт осмотра с фотофиксацией объекта.

В ходе рассмотрения настоящего дела на основании представленных доказательств судьей районного суда установлено, что *** года между Ф.М. и Ф.Ю. заключен договор дарения недвижимого имущества в виде дома по адресу: Костромская область, ***, с. ***, ул. ***, удостоверенный секретарем *** сельского поселкового Совета депутатов трудящихся Чухломского района Костромской области с присвоением реестрового номера **; данный дом как объект культурного наследия регионального значения «Дом жилой, 2-я пол. XIX в.» под государственную охрану взят постановлением Главы администрации Костромской области от 30 декабря 1993 года N 598 «Об объявлении находящихся на территории Костромской области объектов, имеющих историческую, культурную и научную ценность, памятниками истории и культуры»; *** года составлен акт технического состояния указанного объекта культурного наследия N ***, *** года оформлен паспорт объекта культурного наследия «Дом жилой, 2-я пол. XIX в.»; *** года между Ф.Ю. и *** О.А. заключен договор купли-продажи земельного участка без строений, зарегистрированный Росреестром Костромской области.

В силу положений ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ, лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Статьей 24.1 КоАП РФ определены задачи производства по делам об административных правонарушениях, которыми являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

На основании ст. 26.1 КоАП РФ, по делу об административном правонарушении подлежит выяснению наличие события административного правонарушения, лицо, его совершившее, наличие вины в совершении того или иного правонарушения, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Согласно ст. ст. 26.2, 26.11, 29.10 КоАП РФ, судья устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица в его совершении на основании доказательств, оценка которых производится на основании всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела в совокупности. При этом использование доказательств, полученных с нарушением требований закона, не допускается.

Исходя из положений п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии состава административного правонарушения.

В порядке п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных ст. 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Прекращая производство по делу, судья районного суда, рассмотрев собранные по делу доказательства, исходила из того, что перешедшее в собственность Ф.Ю. от его матери домовладение под государственную охрану взято спустя более двух лет после заключения *** года договора дарения, в связи с чем в нем не содержалось ссылок на то, что передаваемое в дар имущество является объектом культурного наследия, не включено условие о необходимости новым собственником принятия мер по содержанию и сохранению объекта в соответствии с требованиями законодательства об охране памятников культуры; после принятия решения о включении объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, в перечень выявленных объектов культурного наследия региональный орган охраны объектов культурного наследия не провел государственную историко-культурную экспертизу, не позднее трех рабочих дней со дня принятия решения о включении принадлежащего ему на праве собственности домовладения в реестр объектов культурного наследия не направил в адрес собственника письменное уведомление об этом, не выдал оформленный *** года паспорт объекта культурного наследия, не заключил с ним охранный договор (обязательство) в отношении объекта недвижимости по адресу: Костромская область, Чухломской район, с. ***, ул. ***, на объекте культурного наследия не установили охранную доску, содержащую краткую характеристику памятника и указание на то, что памятник охраняется государством.

Также суд счел, что само по себе размещение на официальном сайте Инспекции в сети Интернет перечня объектов культурного наследия, на что ссылается должностное лицо административного органа, не подменяет собой инспекции обязанность, как органа охраны объектов культурного наследия, письменно уведомить собственника такого объекта о состоявшемся факте включения объекта в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также заключить с ним охранный договор (обязательство), установить на объекте культурного наследия охранную доску и выдать собственнику объекта культурного наследия паспорт объекта культурного наследия.

Из положений ч. 3 ст. 15 и ст. 16 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» следует, что сведения, содержащиеся в реестре, являются основными источниками информации об объектах культурного наследия и их территориях, а также о зонах охраны объектов культурного наследия при формировании и ведении информационных систем обеспечения градостроительной деятельности, иных информационных систем или банков данных, использующих (учитывающих) данную информацию; реестр формируется посредством включения в него объектов культурного наследия, в отношении которых было принято решение о включении их в реестр, а также посредством исключения из реестра объектов культурного наследия, в отношении которых было принято решение об исключении их из реестра, в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

В соответствии с п. 8 ст. 16.1 того же Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ, региональный орган охраны объектов культурного наследия не позднее трех рабочих дней со дня получения информации от органа кадастрового учета уведомляет собственника и (или) иного законного владельца объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, о включении указанного объекта в перечень выявленных объектов культурного наследия с приложением копии решения о включении объекта в указанный перечень, а также о необходимости выполнять требования к содержанию и использованию выявленного объекта культурного наследия, определенные пунктами 1 — 3 статьи 47.3 настоящего Федерального закона.

В случае угрозы ухудшения состояния выявленного объекта культурного наследия, региональным органом охраны объектов культурного наследия могут быть установлены требования к содержанию и использованию указанного объекта в соответствии с пунктом 4 статьи 47.3 настоящего Федерального закона. Данные требования, а также иные меры по обеспечению сохранности выявленного объекта культурного наследия указываются в предписании, направляемом региональным органом охраны объектов культурного наследия собственнику или иному законному владельцу выявленного объекта культурного наследия.

В случае несогласия собственника или иного законного владельца выявленного объекта культурного наследия с требованиями, установленными предписанием регионального органа охраны объектов культурного наследия, собственник или иной законный владелец выявленного объекта культурного наследия может обжаловать указанные требования в суд.

Собственник или иной законный владелец выявленного объекта культурного наследия обязан выполнять определенные пунктами 1 — 3 статьи 47.3 настоящего Федерального закона требования к содержанию и использованию выявленного объекта культурного наследия, на что прямо указано в п. 9 ст. 16.1 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ.

На основании ч. 2 ст. 47.3 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ, собственник жилого помещения, являющегося объектом культурного наследия, включенным в реестр, или частью такого объекта, обязан выполнять требования к сохранению объекта культурного наследия в части, предусматривающей обеспечение поддержания объекта культурного наследия или части объекта культурного наследия в надлежащем техническом состоянии без ухудшения физического состояния и изменения предмета охраны объекта культурного наследия.

Как следует из Письма Росреестра от 10 апреля 2015 года N 14-исх/04995-ГЕ/15 «О рассмотрении обращения», обязанность собственника или иного законного владельца выявленного объекта культурного наследия по выполнению указанных в пунктах 8 и 9 статьи 16.1 Закона N 73-ФЗ требований к содержанию и использованию выявленного объекта культурного наследия возникает с момента получения данным лицом предусмотренного пунктом 8 статьи 16.1 Закона N 73-ФЗ уведомления.

Учитывая вышеизложенные нормы, тот факт, что при переходе *** года права собственности на объект недвижимости по адресу: Костромская область, ***, с. ***, ул. ***, ограничений (обременений) права на указанный объект не имелось, зарегистрировано не было, сведения об обременении указанного объекта отсутствуют и в договоре купли-продажи от *** года, в деле не имеется сведений о том, что инспекцией по охране объектов культурного наследия Костромской области в период времени с момента принятия решения о включении объекта в перечень выявленных объектов культурного наследия — с 30 декабря 1993 года и до составления в отсутствие собственника объекта *** года акта технического состояния указанного объекта культурного наследия N 15, оформления *** года паспорта объекта культурного наследия предпринимались какие-либо меры, направленные на получение Ф.Ю. охранного свидетельства на объект культурного наследия, а также, принимая во внимание отсутствие в деле информации о том, что собственнику данного объекта как о направлении паспорта на объект культурного наследия от *** года и уведомления о включении жилого дома в реестр объектов культурного наследия, о содержании и использовании выявленного объекта культурного наследия, так и о получении им данных документов, установить состояние памятника на момент его включения 30 декабря 1993 года в перечень выявленных объектов культурного наследия не представляется возможным, суд апелляционной инстанции не может не согласиться с выводами суда первой инстанции о том, что вина Ф.Ю. в инкриминируемом ему административном правонарушении по ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ не установлена, объективная сторона правонарушения не подтверждена представленными доказательствами.

Постановление судьи районного суда вынесено в соответствии с установленными обстоятельствами и в рамках процедуры, установленной Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, надлежащим образом мотивировано и отвечает требованиям ст. 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Доводы жалобы выражают несогласие с оценкой обстоятельств дела, которые были предметом исследования и оценки суда, и не могут быть приняты во внимание как основания к отмене вынесенного по делу судебного акта.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения жалобы должностного лица административного органа об отмене судебного акта от 21 марта 2017 года не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.6 — 30.8 КоАП РФ, судья

решил:

постановление судьи Головинского районного суда г. Москвы от 21 марта 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ, в отношении Ф.Ю. оставить без изменения, жалобу консультанта отдела правового обеспечения и государственного надзора инспекции по охране объектов культурного наследия Костромской области по доверенности Ш. — без удовлетворения.

Алексей Власов
юрист-консультант

Получить помощь при обжаловании штрафа