Судебная практика по ст. 7.19 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 7.19 КоАП РФ обжалование штрафов за самовольное подключение и использование электрической, тепловой энергии, нефти или газа

ВОЛГОГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 января 2017 г. по делу N 7а-21/2017(7а-1197/2016)

Мировой судья Климов В.В.

Судья Смирнова О.Д.

Заместитель председателя Волгоградского областного суда Чаркин С.А., рассмотрев жалобу М.Т.Э. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 48 Волгоградской области от 10 августа 2016 года и решение судьи Светлоярского районного суда Волгоградской области от 26 сентября 2016 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.19 КоАП РФ, в отношении М.Т.Э.,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 48 Волгоградской области от 10 августа 2016 года М.Т.Э. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 10 000 рублей.

Согласно постановлению, М.Т.Э. признан виновным в том, что он ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> осуществил самовольное подключение к газопроводу.

Решением судьи Светлоярского районного суда Волгоградской области от ДД.ММ.ГГГГ вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба М.Т.Э. — без удовлетворения.

Не согласившись с указанными выше судебными актами, М.Т.Э. обратился в Волгоградский областной суд с жалобой на вступившие в законную силу постановление и решение, просит их отменить, а производство по делу прекратить за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

В обоснование своих требований указывает, что ДД.ММ.ГГГГ поставщик газа в одностороннем порядке приостановил договорные обязательства по поставке газа в домовладение <адрес> по причине образования задолженности, в связи с чем были выполнены работы по отключению газоиспользующего оборудования. Между тем, данное оборудование осталось подключенным (технологически присоединенным) к газопроводу, поскольку в акте от ДД.ММ.ГГГГ отсутствовало указание на отключение газоиспользующего оборудования от газораспределительной сети.

С учетом этого автор жалобы полагает, что его действия, направленные на удаление пломбы, разблокировку и открытие газового крана, нельзя квалифицировать как самовольное подключение к газопроводу, поскольку в материалах дела нет доказательств того, что ранее газоиспользующее оборудование было отключено от газораспределительной сети. Проведение им данных работ не сопровождается разгерметизацией газопровода и не несет риска утечки газа.

Также автор жалобы считает, что в рассматриваемом случае газоиспользующее оборудование домовладения было им подключено к газоснабжению, а не к газораспределительной сети, для чего не требовалось получения разрешения органа энергетического надзора.

Обращает внимание на то, что в акте о несанкционированном подключении газового оборудования в домовладении не указаны конкретные обстоятельства, образующие событие и состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, а именно: не приведен перечень газоиспользующего оборудования, не указан газопровод, к которому оно было подключено, не указан способ подключения, наличие либо отсутствие газопотребления.

Помимо этого, указывает, что подключение к газопроводу, имевшее место ДД.ММ.ГГГГ, фактически было разрешено уполномоченным органом государственного энергетического надзора, о чем свидетельствует действующий договор газоснабжения от ДД.ММ.ГГГГ N <…>. Потребленный за период ДД.ММ.ГГГГ природный газ ООО «Г» тарифицировало по показаниям опломбированного прибора учета и отразило на лицевом счете домовладения, то есть квалифицировало как потребленный по договору газоснабжения.

По мнению автора жалобы, выводы судов не соответствуют материалам дела, а дело рассмотрено необъективно, невсесторонне, без исследования всех обстоятельств, которые могли повлиять на законность вынесенных решений.

В письменных возражениях на жалобу представитель ООО «Г» просит постановление и решение по делу оставить без изменения, жалобу — без удовлетворения.

Проверив в полном объеме материалы дела и доводы, изложенные в жалобе М.Т.Э., а также в письменных возражениях на нее, оснований для ее удовлетворения не усматриваю.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делу об административном правонарушении являются всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств дела, разрешение его в соответствии с законом.

В силу ст. 26.1 КоАП РФ, в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении выяснению подлежат наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Согласно ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое данным Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Полагаю, что названные требования закона при производстве по делу об административном правонарушении в отношении М.Т.Э. выполнены в полной мере.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» газоснабжение — одна из форм энергоснабжения, представляющая собой деятельность по обеспечению потребителей газом, в том числе деятельность по формированию фонда разведанных месторождений газа, добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа.

В силу абз. 1, 2 ст. 18 вышеназванного Федерального закона поставки газа проводятся на основании договоров между поставщиками и потребителями независимо от форм собственности в соответствии с гражданским законодательством и утвержденными Правительством Российской Федерации правилами поставок газа и правилами пользования газом в Российской Федерации, а также иными нормативными правовыми актами, изданными во исполнение настоящего Федерального закона.

На основании абз. 5 ст. 32 вышеназванного Федерального закона вмешательство в работу объектов систем газоснабжения не уполномоченных на то юридических и физических лиц запрещается.

Согласно ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 23 ноября 2009 года N 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» производимые, передаваемые, потребляемые энергетические ресурсы подлежат обязательному учету с применением приборов учета используемых энергетических ресурсов. Требования настоящей статьи в части организации учета используемых энергетических ресурсов распространяются на объекты, подключенные к электрическим сетям централизованного электроснабжения, и (или) системам централизованного теплоснабжения, и (или) системам централизованного водоснабжения, и (или) системам централизованного газоснабжения, и (или) иным системам централизованного снабжения энергетическими ресурсами.

В соответствии со ст. 7.19 КоАП РФ, самовольное подключение к электрическим сетям, тепловым сетям, нефтепроводам, нефтепродуктопроводам и газопроводам, а равно самовольное (безучетное) использование электрической, тепловой энергии, нефти, газа или нефтепродуктов, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до восьмидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до двух лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

Объективная сторона данного правонарушения состоит в самовольном подключении к энергетическим сетям, нефтепроводам, нефтепродуктопроводам и газопроводам; самовольном (безучетном) использовании электрической, тепловой энергии, нефти, газа или нефтепродуктов.

Самовольным является подключение к энергетическим сетям, нефтепроводам и газопроводам без соответствующего разрешения уполномоченных органов государственного энергетического надзора.

Под самовольным понимается использование энергии и газа без разрешения соответственно энергоснабжающей или газоснабжающей организации.

Из материалов дела об административном правонарушении усматривается, что ДД.ММ.ГГГГ в связи с имеющейся задолженностью в домовладении <адрес> были произведены работы по отключению подачи газа с применением универсального запорного устройства (далее — УЗУ).

В ходе контрольной проверки, проведенной ДД.ММ.ГГГГ сотрудниками абонентского отдела Светлоярского района ООО «Г», был произведен осмотр подводящего газопровода, домовладения и установленного в нем газового оборудования. В ходе осмотра было обнаружено, что ранее установленное УЗУ отсутствует, произведено самовольное подключение газового ввода домовладения к подводящему газопроводу. При этом установлено, что самовольное подключение к газопроводу путем демонтажа УЗУ осуществлено М.Т.Э.

Факт совершения М.Т.Э. административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, и его виновность подтверждаются совокупностью доказательств, в том числе: протоколом об административном правонарушении N <…> от ДД.ММ.ГГГГ (<…….>); копией постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ (<…….>); заявлением начальника абонентского отдела Светлоярского района ООО «Г» от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении к административной ответственности М.Т.Э. (<…….>); копией акта выполненных работ по установке УЗУ сотрудниками ООО «Г» N <…> от ДД.ММ.ГГГГ <…….>); копией акта о несанкционированном подключении газового оборудования в домовладении от ДД.ММ.ГГГГ (<…….>); письменными объяснениями М.Т.Э. от ДД.ММ.ГГГГ (<…….>); показаниями свидетелей — участкового уполномоченного полиции отдела МВД России по Светлоярскому району Волгоградской области Ч.А.В., уполномоченного полиции отдела МВД России по Светлоярскому району Волгоградской области Д.А.В., инженера по работе с населением абонентского отдела Светлоярского района ООО «Г» Ш.Н.В., контролера газового хозяйства абонентского отдела Светлоярского района «Г» Б.М.С., данными ими при рассмотрении дела мировым судьей, которым в совокупности с другими материалами дела дана надлежащая оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Не доверять указанным доказательствам, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают, оснований не имеется, поскольку они последовательны, согласуются между собой и дополняют друг друга, получены с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ.

При таких обстоятельствах, мировой судья правомерно признал М.Т.Э. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил материалы дела, а также доводы М.Т.Э. в полном объеме, в соответствии с требованиями ст. 30.6 КоАП РФ, и вынес законное и обоснованное решение, соответствующее требованиям ст. 30.7 КоАП РФ.

При рассмотрении данного дела об административном правонарушении судебными инстанциями в соответствии с требованиями ст. 24.1 КоАП РФ были всесторонне, полно, объективно, своевременно выяснены фактические обстоятельства совершенного административного правонарушения и в соответствии с требованиями ст. 26.1 КоАП РФ установлены наличие события административного правонарушения, виновность М.Т.Э. в совершении данного административного правонарушения, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Мировой судья при рассмотрении дела, а также судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях привлекаемого лица состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, в том числе его вины в совершении этого правонарушения.

Доводы жалобы М.Т.Э. по существу представляют собой его субъективную оценку обстоятельств происшедшего, сводятся к изложению обстоятельств, ранее являвшихся предметом исследования, а также к выражению несогласия с оценкой, данной мировым судьей и судьей районного суда фактическим обстоятельствам дела и представленным по делу доказательствам, выполненной в соответствии с положениями ст. 26.11 КоАП РФ, в связи с чем указанные доводы не подлежат удовлетворению.

Несогласие М.Т.Э. с оценкой конкретных обстоятельств дела и доказательств само по себе не может служить основанием для их переоценки и отмены вынесенных по делу судебных постановлений.

Довод автора жалобы о том, что его действия, направленные на удаление пломбы, разблокировку и открытие газового крана, нельзя квалифицировать как самовольное подключение к газопроводу, основан на ошибочном толковании вышеприведенных положений закона и потому не может быть признан обоснованным.

Довод жалобы о том, что в акте о несанкционированном подключении газового оборудования в домовладении не указаны конкретные обстоятельства, образующие событие и состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, не приведен перечень газоиспользующего оборудования, не указан газопровод, к которому оно было подключено, не указан способ подключения, наличие либо отсутствие газопотребления, является надуманным.

Действия М.Т.Э., указанные в акте о несанкционированном подключении газового оборудования в домовладении (<…….>), и совершенные им самовольно, образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ.

То обстоятельство, что потребленный за период с ДД.ММ.ГГГГ природный газ ООО «Г» тарифицировало по показаниям опломбированного прибора учета и отразило на лицевом счете домовладения, то есть квалифицировало как потребленный по договору газоснабжения, не влияет на вывод судов первой и второй инстанций о наличии в действиях М.Т.Э. состава вмененного административного правонарушения, объективная сторона которого заключается в самовольном подключении к газопроводу, то есть вопреки обстоятельствам (запрету), которые препятствовали М.Т.Э. пользоваться газом.

Иных доводов, ставящих под сомнение законность вынесенных судебных постановлений, жалоба не содержит.

Административное наказание назначено М.Т.Э. в пределах санкции ст. 7.19 КоАП РФ и с учетом требований ст. ст. 3.8 и 4.1 КоАП РФ.

Постановление мирового судьи о привлечении М.Т.Э. к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

На момент рассмотрения жалобы оснований к прекращению производства по делу в отношении М.Т.Э. предусмотренных ст. 2.9 КоАП РФ и ст. 24.5 КоАП РФ, не установлено.

Полномочия вышестоящих судов по отмене или изменению окончательных и вступивших в законную силу судебных постановлений и решений могут быть использованы только в целях исправления существенных ошибок, допущенных при производстве по делу. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

Каких-либо процессуальных нарушений, которые могли бы послужить основанием для отмены постановления мирового судьи и решения судьи районного суда в соответствии с положениями ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы М.Т.Э. и отмены или изменения вынесенных по делу судебных актов не усматриваю.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

постановил:

жалобу М.Т.Э. оставить без удовлетворения.

Постановление мирового судьи судебного участка N 48 Волгоградской области от ДД.ММ.ГГГГ и решение судьи Светлоярского районного суда Волгоградской области от ДД.ММ.ГГГГ по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.19 КоАП РФ, в отношении М.Т.Э. оставить без изменения.

Алексей Власов
юрист-консультант

Получить помощь при обжаловании штрафа