Судебная практика по ст. 7.29.3 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 7.29.3 КоАП РФ обжалование штрафов за нарушение законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок при планировании закупок

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

РЕШЕНИЕ

от 14 марта 2017 г. по делу N 72-272/2017

Судья Стоянов Р.В.

Судья Свердловского областного суда Краснова Н.В., рассмотрев в открытом судебном заседании 14 марта 2017 года жалобу Я. на решение судьи Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 19 октября 2016 года по делу об административном правонарушении,

установил:

постановлением заместителя руководителя Управления Федерального казначейства по Свердловской области от 19 октября 2016 года руководителю контрактной службы ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Свердловской области» Я. по ч. 1 ст. 7.29.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях назначено административное наказание в виде штрафа 20 000 рублей за нарушение ч. ч. 3, 18 ст. 22 Федерального закона от 05 апреля 2013 года N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Решением судьи по результатам рассмотрения жалобы указанное постановление оставлено без изменения.

В жалобе Я. просит об отмене состоявшихся по делу решений с прекращением производства по делу, ссылаясь на малозначительность совершенного правонарушения, указывая на отсутствие негативных последствий от использования недостоверной ценовой информации при расчете начальной (максимальной) цены контракта при планировании закупок и достигнутую по итогам проведения аукционов экономию бюджетных средств.

Проверив материалы дела, заслушав пояснения Я., поддержавшей доводы жалобы, свидетеля С., специалистов М. и К., не нахожу оснований для отмены состоявшихся по делу решений.

Частью 1 статьи 7.29.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность, в частности, за включение в план-график закупок объекта начальной (максимальной) цены контракта, в том числе заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), в отношении которой обоснование не соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок.

Из материалов дела следует, что ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Свердловской области» включило в план-график размещения заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказания услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд на 2016 год, размещенный на сайте Единой информационной системы в сфере закупок 18 августа 2016 года, 5 заказов по которым для обоснования начальной (максимальной) цены контракта применило метод сопоставимых рыночных цен (анализ рынка), используя ценовую информацию, полученную без учета сопоставимых с условиями планируемой закупки коммерческих и (или) финансовых условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг, чем нарушило ч. ч. 2, 3 ст. 22 Федерального закона от 05 апреля 2013 года N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», п. 3.13.3 Методических рекомендаций по применению методов определения начальной (максимальной) цены контракта и цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), утвержденных приказом Минэкономразвития России от 02 октября 2013 года N 567. Так, по заказу (лоту) N 28 «Поставка канцелярских товаров» к обоснованию начальной (максимальной) цены контракта приложен запрос ценовой информации с приложением N 1, где в позиции 11 указана оснастка для круглой печати диаметром не менее 45 мм и не более 50 мм, тогда как в коммерческом предложении от поставщика ООО «» предложена цена за оснастку диаметром 40 мм, и данная позиция взята в расчет начальной (максимальной) цены контракта. По заказу (лоту) N 31 «Поставка товаров» к обоснованию начальной (максимальной) цены контракта приложен запрос ценовой информации с приложением N 2, где в позиции 3 «весы настольные электронные» указаны следующие технические характеристики: весы настольные электронные, предельный вес, гр.: не менее 4000 и не более 5000, размер 16,0-16,4×12,5-13,0×3,0-3,6 см, тогда как в коммерческом предложении от поставщиков ООО «Комус-Урал», ООО «Редент Ч» предложена цена за весы, имеющие следующие технические характеристики: максимальный вес 2 кг, размер платформы 150 мм, и данная позиция взята в расчет начальной (максимальной) цены контракта; в позиции 5 указан масляный радиатор, площадью обогрева не менее 15 кв. м, количество секций не менее 7, мощностью не менее или равно 1500 Вт, тогда как в коммерческом предложении от поставщиков ООО «Комус-Урал», ООО «Канц-Ек», ООО «Редент Ч» предложена цена за масляный радиатор, имеющие следующие технические характеристики: 5 секций, с уровнем мощности 1000 Вт, площадью 10 кв. м, и данная позиция взята в расчет начальной (максимальной) цены контракта. Кроме того, использовало информацию, полученную по заказу (лоту) N 28 по позициям «игла для подшивки документов», «файл-вкладыш» со страниц сайтов из сети «Интернет» www.skb-vektor.ru, www.kanterburg.ru, www.торгофис.рф, не являющуюся публичной офертой, чем нарушило п. 2 ч. 18 ст. 22 Федерального закона от 05 апреля 2013 года N 44-ФЗ.

Нарушения выявлены в ходе плановой выездной проверки, проведенной в период с 29 августа по 28 сентября 2016 года контролером-ревизором по контролю в сфере контрактных отношений УФК по Свердловской области С., и зафиксированы в акте (л. д. 8 — 17).

Указанные обстоятельства дела подтверждены показаниями представителей УФК по Свердловской области С., Ч., М. и К.

По факту выявленного нарушения составлен протокол об административном правонарушении, соответствующий требованиям ст. 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (л. д. 93 — 98).

Согласно приказу руководителя Управления финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Свердловской области N 51 от 01 августа 2016 года Я. назначена руководителем контрактной службы — заместителем начальника отдела (организационно-планового, финансирования и сопровождения контрактов), на которого возложены обязанности по представлению на утверждение руководителя плана-графика, а также по утверждению способа определения поставщика (подрядчика, исполнителя), документации о закупках (п. 13 Положения (Регламента) о контрактной службе ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Свердловской области».

Таким образом, в соответствии со ст. 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Я. является должностным лицом, которое несет ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок при планировании закупок.

Оценив добытые доказательства в совокупности в соответствии с требованиями ст. 26.2, 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, должностное лицо административного органа, а затем судья районного суда пришли к обоснованному выводу о виновности Я. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 7.29.3 данного Кодекса.

Административное наказание назначено Я. справедливое, в соответствии с санкцией указанного закона.

Ссылка в жалобе на наличие оснований для признания вменяемого Я. административного правонарушения малозначительным и прекращении производства по делу об административном правонарушении в соответствии со ст. 2.9 КоАП РФ, несостоятельна. Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», квалификация административного правонарушения в качестве малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и должна соотноситься с характером и степенью потенциальной опасности совершенного деяния, а также с причинением либо угрозой причинения вреда личности, обществу или государству.

Между тем оснований для признания совершенного Я. деяния малозначительным и освобождения ее от административной ответственности на основании ст. 2.9 КоАП РФ не имеется.

Совершенное Я. правонарушение посягает на регламентированный порядок осуществления закупок товаров для государственных нужд, обеспечивающий прозрачность осуществления таких закупок, предотвращение коррупции и других злоупотреблений, а также выявление объективно лучшего условия исполнения контракта. В данном случае существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается не в наступлении каких-либо материальных последствий от правонарушения, а в пренебрежительном отношении Я. к исполнению своих обязанностей, повлекшем неправомерное ущемление прав и законных интересов участника аукциона.

Существенных нарушений процессуальных требований при производстве по делу не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены состоявшихся по делу решений и удовлетворения жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 30.9, п. 1 ч. 1 ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

решил:

решение судьи Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 19 октября 2016 года, вынесенное по жалобе на постановление заместителя руководителя Управления Федерального казначейства по Свердловской области от 19 октября 2016 года о назначении Я. административного наказания по ч. 1 ст. 7.29.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу Я. — без удовлетворения.

Судебная практика по ст. 7.29.3 КоАП РФ отрицательная:

Решение ВС Республики Бурятия от 08.09.2015

Судебная практика по ст. 7.29.3 КоАП РФ  положительная:

Постановление Кемеровского областного суда от 13.06.2017

Алексей Власов
юрист-консультант

Получить помощь при обжаловании штрафа