Судебная практика по ст. 7.5 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 7.5 КоАП РФ обжалование штрафов за самовольную добычу янтаря

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 февраля 2016 г. по делу N 4А-551/2015

Заместитель председателя Калининградского областного суда Мухарычин В.Ю., рассмотрев жалобу Д. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи 2-го судебного участка Светлогорского района и Пионерского городского округа Калининградской области от 28 октября 2015 года, решение Светлогорского городского суда Калининградской области от 10 декабря 2015 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

установил:

Постановлением мирового судьи 2-го судебного участка Светлогорского района и Пионерского городского округа Калининградской области от 28 октября 2015 года Д. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 4 500 рублей с конфискацией автомобиля марки «Ф.», государственный регистрационный знак N, двигателя N без водяного насоса «улитки», ключа брелока от автомобиля марки «Ф.», государственный регистрационный знак N, свидетельства о регистрации серии N, выданного МРЭО ГИБДД 26 декабря 2014 года, страхового полиса серии N, выданного без ограничений сроком до 16 декабря 2015 года.

Решением Светлогорского городского суда Калининградской области от 10 декабря 2015 года данное судебное постановление оставлено без изменения.

В жалобе, поступившей в Калининградский областной суд 28 декабря 2015 года, Д. просит состоявшиеся судебные акты изменить, исключив из них указание на назначение дополнительного наказания в виде конфискации орудия совершения административного правонарушения.

Определением заместителя председателя Калининградского областного суда от 11 января 2016 года жалоба принята к рассмотрению.

Дело об административном правонарушении в отношении Д. поступило в Калининградский областной суд 19 января 2016 года по запросу от 11 января 2016 года.

Проверив в соответствии с требованиями ст. 30.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях дело по доводам жалобы, нахожу состоявшиеся судебные постановления подлежащими оставлению без изменения.

Статьей 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за самовольную добычу янтаря в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией орудия совершения административного правонарушения либо без таковой.

Объектом данного правонарушения является государственная собственность на недра в границах территории Российской Федерации, которая установлена ст. 1.2 Закона РФ от 21 февраля 1992 года N 2395-1 «О недрах».

В соответствии с положениями названного закона пользование недрами, в том числе путем добычи полезных ископаемых, осуществляется на основании специального разрешения в виде лицензии, удостоверяющей право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий.

Добыча полезных ископаемых, в частности янтаря, без надлежащего разрешения (лицензии) либо в определенных местах — из месторождений, на которых сбор янтаря запрещен, или из мест его промышленной разработки, признается самовольным пользованием недрами и образует объективную сторону указанного правонарушения.

Из материалов дела усматривается, что 01 октября 2015 года оперуполномоченным ОЭБ и ПК МО МВД России «Светлогорский» капитаном полиции Т. в отношении Д. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, согласно которому 28 сентября 2015 года в 10 час. 30 мин. Д. совместно с А., находясь на побережье Балтийского моря в районе пос. Покровного Светлогорского района Калининградской области, при помощи мотопомпы, находящейся в багажном отделении автомобиля марки «Ф.», государственный регистрационный знак N, самовольно осуществлял добычу янтаря.

Таким образом, своими действиями, выразившимися в нарушении законного режима пользования недрами на территории Российской Федерации, Д. совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Указанные обстоятельства подтверждаются протоколом об административном правонарушении от 01 октября 2015 года N (л.д. 4), протоколом изъятия вещей и документов от 28 сентября 2015 года (л.д. 5), рапортами оперуполномоченных ОЭБ и ПК МО МВД России «Светлогорский» от 28 сентября 2015 года (л.д. 9, 10), фотографиями (л.д. 14-18), объяснениями лица, привлекаемого к административной ответственности, от 28 сентября 2015 года, согласно которым Д. вину в правонарушении признал (л.д. 19, 20).

При таком положении факт совершения Д. административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях дана правильная оценка.

Действия Д. правомерно квалифицированы по ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией указанной нормы.

Протокол об административном правонарушении оформлен в соответствии с положениями ст. 28.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях, существенных процессуальных нарушений как со стороны сотрудника полиции, так и со стороны мирового судьи допущено не было.

В обоснование жалобы заявитель, не оспаривая своей вины в административном правонарушении, ссылается на необоснованность применения к нему наказания в виде конфискации автомобиля марки «Ф.», государственный регистрационный знак N, ключа брелока от автомобиля марки «Ф.», государственный регистрационный знак N, свидетельства о регистрации серии N, выданного МРЭО ГИБДД 26 декабря 2014 года, страхового полиса серии N, поскольку указанные предметы принадлежат на праве собственности Б., который каких-либо действий по отчуждению принадлежащего ему имущества не совершал, и, учитывая, что к административной ответственности он не привлекается, такие вещи в силу положений ст. 3.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях не могут быть конфискованы в качестве орудия совершения административного правонарушения.

Доводы, изложенные в жалобе, проверены, однако они не свидетельствуют о наличии оснований для отмены принятых по делу судебных постановлений по следующим основаниям.

Санкция ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусматривает дополнительную меру ответственности в виде конфискации орудия совершения административного правонарушения.

Правовые основы применения такого вида административного наказания закреплены в ст. 3.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Под орудием совершения административного правонарушения понимается любой предмет, использованный или предназначенный для использования любым способом целиком или частично для совершения административного правонарушения.

В соответствии с ч. 4 ст. 3.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, принадлежащих на праве собственности лицу, не привлеченному к административной ответственности за данное административное правонарушение и не признанному в судебном порядке виновным в его совершении, не применяется, за исключением административных правонарушений в области таможенного дела (нарушения таможенных правил), предусмотренных главой 16 настоящего Кодекса.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 23.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», конфискация орудия совершения административного правонарушения может быть применена судьей при принятии решения о привлечении лица к административной ответственности и назначении административного наказания только в случае, если этот вид административного наказания предусмотрен санкцией соответствующей статьи (частью статьи) Особенной части Кодекса РФ об административных правонарушениях, при этом надлежит учитывать положения ч. 4 ст. 3.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Как следует из рапортов оперуполномоченных ОЭБ и ПК МО МВД России «Светлогорский» старшего лейтенанта полиции В. и капитана полиции М., 28 сентября 2015 года сотрудниками полиции проводились профилактические мероприятия по выявлению фактов незаконной добычи янтаря, в ходе которых в прибрежной зоне Балтийского моря в районе пос. Покровского Светлогорского района Калининградской области были обнаружены автомобиль марки «Ф.», государственный регистрационный знак N, и два человека, осуществлявших добычу янтаря при помощи мотопомпы, при приближении к данным лицам, последними были демонтированы шланги и предпринята попытка скрыться с места происшествия, однако они были задержаны в районе пос. Окуневка. При обследовании указанного автомобиля в его кузове обнаружен двигатель кустарного производства, с помощью которого приводилась в действие мотопомпа (л.д. 9, 10).

Согласно объяснениям Д. установка с мотопомпой находилась в багажном отделении автомобиля марки «Ф.», при помощи которой и осуществлялась добыча янтаря (л.д. 19).

Из фотографий, сделанных сотрудниками полиции в момент задержания Д., видно, что в автомобиле марки «Ф.» находится двигатель кустарного производства N, при этом сам автомобиль приспособлен для перевозки данного оборудования путем демонтирования сидений (л.д. 14-18).

При таком положении мировой судья правомерно определил и двигатель N, и автомобиль марки «Ф.», государственный регистрационный знак N, как орудия совершения административного правонарушений, поскольку именно при помощи данных предметов — технических средств осуществлялась самовольная добыча янтаря.

Собственником указанного автомобиля в соответствии со свидетельством о регистрации транспортного средства серии N является Б., в отношении которого не разрешается вопрос о привлечении к административной ответственности за данное правонарушение (л.д. 25, 26).

Между тем данное обстоятельство не свидетельствует о незаконности применения судом такой дополнительной меры ответственности как конфискация орудия совершения административного правонарушения.

Так, общими положениями, закрепленными в ч. 1 ст. 3.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, определено, что административное наказание, являясь установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения, применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 15 июля 1999 года N 11-П, конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения.

Предусматривая в ч. 4 ст. 3.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях исключение в виде возможности конфискации орудия или предмета совершения административного правонарушения в области таможенного дела (глава 16 Кодекса РФ об административных правонарушениях), принадлежащих на праве собственности лицу, не привлеченному к административной ответственности за данное административное правонарушение и не признанному в судебном порядке виновным в его совершении, законодатель, в первую очередь, исходил из необходимости стимулирования правомерного поведения лиц в сфере таможенно-правовых отношений в целях наиболее эффективного обеспечения действенных механизмов предупреждения совершения подобных правонарушений, а также с учетом соразмерности степени нарушения установленного порядка таможенного регулирования такой мере ответственности, что свидетельствует об особой защите государством таможенных правил.

Таким образом, законодатель предусмотрел возможность применения административного наказания в виде конфискации орудия совершения административного правонарушения, принадлежащего лицу, не привлекаемому к административной ответственности, в целях гарантирования основных принципов назначения административного наказания — ч. 1 ст. 3.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

В соответствии с Постановлением Правительства Калининградской области от 02 августа 2012 года N 583 «О Стратегии социально-экономического развития Калининградской области на долгосрочную перспективу» Калининградская область является единственным субъектом в Российской Федерации, где располагаются крупнейшие месторождения янтаря, добычу которого осуществляет ГУП «Калининградский янтарный комбинат». Развитие данной отрасли включено в Федеральную целевую программу развития Калининградской области на период до 2020 года, утвержденную Постановлением Правительства РФ от 07 декабря 2001 года N 866.

Согласно сведениям ИЦ УМВД России по Калининградской области Д. неоднократно привлекался к административной ответственности за самовольную добычу янтаря: 31 июля 2014 года, 11 апреля 2015 года, 07 июля 2015 года.

При таком положении с учетом защиты охраняемых федеральным законом отношений по добыче янтаря на территории Калининградской области, имеющих особое значение, в том числе для экономического развития региона, принимая во внимание характер совершенного несколькими лицами административного правонарушения, содержащего повышенную опасность в отношении охраны окружающей среды и приносящего вред государству, мировой судья обоснованно назначил Д. дополнительное наказание в виде конфискации имущества, принадлежащего Б., поскольку такое наказание применено в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами и отвечает требованиям разумности и справедливости.

Также мировым судьей правомерно указано на то, что каких-либо доказательств, свидетельствующих о незаконном выбытии автомобиля марки «Ф.» из владения Б., не представлено, так как, учитывая сложившуюся в регионе ситуацию относительно незаконной добычи янтаря, имеющей массовый характер, лицами, совершающими подобные административные правонарушения, намеренно используются не принадлежащие им технические средства для избежания административной ответственности.

При таких обстоятельствах назначение Д. наказания в виде конфискации орудия совершения административного правонарушения основано на данных, подтверждающих необходимость применения к нему указанной меры ответственности, а также ее соразмерность целям административного наказания.

Иных доводов жалоба не содержит.

Таким образом, постановление мирового судьи 2-го судебного участка Светлогорского района и Пионерского городского округа Калининградской области от 28 октября 2015 года, решение Светлогорского городского суда Калининградской области от 10 декабря 2015 года соответствуют требованиям закона, оснований к их отмене не имеется.

Руководствуясь ч. 2 ст. 30.13, ст. ст. 30.17, 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

постановил:

Постановление мирового судьи 2-го судебного участка Светлогорского района и Пионерского городского округа Калининградской области от 28 октября 2015 года, решение Светлогорского городского суда Калининградской области от 10 декабря 2015 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу Д. — без удовлетворения.

Судебная практика по ст. 7.5 КоАП РФ отрицательная:

Постановление Калининградского областного суда от 14.12.2016

Постановление Калининградского областного суда от 20.10.2016

Алексей Власов
юрист-консультант

Получить помощь при обжаловании штрафа