Судебная практика по ст. 8.12.1 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 8.12.1 КоАП РФ обжалование штрафов за несоблюдение условия обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 июля 2017 г. N 39-АД17-3

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу В.С. на постановление должностного лица Департамента экологической безопасности и природопользования Курской области, главного государственного инспектора в области охраны окружающей среды Курской области от 3 ноября 2015 г., решение судьи Щигровского районного суда Курской области от 17 декабря 2015 г., решение судьи Курского областного суда от 18 февраля 2016 г. и постановление заместителя председателя Курского областного суда от 2 сентября 2016 г., вынесенные в отношении индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением Щигровского межрайонного прокурора Курской области от 3 августа 2015 г. в отношении индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановлением должностного лица Департамента экологической безопасности и природопользования Курской области, заместителя главного государственного инспектора в области охраны окружающей среды Курской области от 11 сентября 2015 г. производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На данное постановление Щигровским межрайонным прокурором Курской области принесен протест в порядке статей 30.1, 30.2, 30.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением судьи Щигровского районного суда Курской области от 13 октября 2015 г. указанное постановление должностного лица от 11 сентября 2015 г. отменено, дело возвращено в Департамент экологической безопасности и природопользования Курской области на новое рассмотрение.

Постановлением должностного лица Департамента экологической безопасности и природопользования Курской области, главного государственного инспектора в области охраны окружающей среды Курской области от 3 ноября 2015 г. (далее также постановление должностного лица от 3 ноября 2015 г.), оставленным без изменения решением судьи Щигровского районного суда Курской области от 17 декабря 2015 г., решением судьи Курского областного суда от 18 февраля 2016 г. и постановлением заместителя председателя Курского областного суда от 2 сентября 2016 г., индивидуальный предприниматель, глава крестьянского фермерского хозяйства Мадыгин В.С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 40 000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, В.С. просит об отмене постановления должностного лица от 3 ноября 2015 г., решения судьи Щигровского районного суда Курской области от 17 декабря 2015 г., решения судьи Курского областного суда от 18 февраля 2016 г. и постановления заместителя председателя Курского областного суда от 2 сентября 2016 г., вынесенных в отношении его по настоящему делу об административном правонарушении, приводя доводы об их незаконности.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

В соответствии со статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях несоблюдение условия обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Правила свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе регламентированы Водным кодексом Российской Федерации.

В силу пункта 4 статьи 1 Водного кодекса Российской Федерации водным объектом признается природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима.

Частями 1, 2, 6, 8 статьи 6 Водного кодекса Российской Федерации установлено, что поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами, если иное не предусмотрено данным Кодексом.

Каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования и бесплатно использовать их для личных и бытовых нужд, если иное не предусмотрено названным Кодексом, другими федеральными законами.

Полоса земли вдоль береговой линии (границы водного объекта) водного объекта общего пользования (береговая полоса) предназначается для общего пользования.

Каждый гражданин вправе пользоваться (без использования механических транспортных средств) береговой полосой водных объектов общего пользования для передвижения и пребывания около них, в том числе для осуществления любительского и спортивного рыболовства и причаливания плавучих средств.

В соответствии с частью 1 статьи 24 Федерального закона от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (далее — Закон о рыболовстве) граждане вправе осуществлять любительское и спортивное рыболовство на водных объектах общего пользования свободно и бесплатно, если иное не предусмотрено названным Федеральным законом. Ограничения любительского и спортивного рыболовства могут устанавливаться в соответствии со статьей 26 названного Федерального закона.

Согласно части 1 статьи 8 Водного кодекса Российской Федерации водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 данной статьи.

Пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами (часть 2 статьи 8 Водного кодекса Российской Федерации).

Право собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица на пруд, обводненный карьер прекращается одновременно с прекращением права собственности на соответствующий земельный участок, в границах которого расположены такие водные объекты (часть 3 статьи 8 Водного кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, индивидуальный предприниматель В.С. является главой крестьянского фермерского хозяйства.

На территории д. Карташовка Знаменского с/с Щигровского района Курской области расположен водный объект на реке Тускарь, образованный гидротехническим сооружением.

Земельный участок с кадастровым номером <…>, расположенный по адресу: <…>, из земель сельскохозяйственного назначения, общей площадью 1 800 000 м2, в пределах которого расположен указанный водный объект, находится в собственности Курской области (свидетельство о государственной регистрации права от 18 июня 2008 г. N <…>).

Согласно договору уступки прав и обязанностей от 14 мая 2013 г. N <…> данный участок передан в субаренду индивидуальному предпринимателю, главе крестьянского фермерского хозяйства Мадыгину В.С. для рыборазведения сроком до 16 августа 2037 г.

В рамках проверки соблюдения прав граждан на пользование вышеуказанным водным объектом, проведенной Щигровской межрайонной прокуратурой Курской области по обращению  Д.В., установлено, что 29 июля 2015 г. данному лицу индивидуальным предпринимателем, главой крестьянского фермерского хозяйства  В.С. ограничен доступ к этому водному объекту общего пользования для осуществления любительского рыболовства, что послужило основанием для привлечения его ( В.С.) к административной ответственности по статье 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Фактические обстоятельства дела подтверждаются собранными доказательствами: постановлением о возбуждении дела об административном правонарушении (л.д. 10 — 13), копией кадастрового плана земельного участка (л.д. 32 — 33), копией свидетельства о государственной регистрации права (л.д. 34), сведениями, представленными отделом водных ресурсов по Курской области Донского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов (от 17 июля 2015 г. N ЛА-5п/431, л.д. 47 — 48), копией заявления Алексеенко Д.В. (л.д. 50) и иными материалами дела, которым дана оценка на предмет относимости, допустимости, достоверности и достаточности по правилам статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Указанные действия индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства Мадыгина В.С. образуют состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с требованиями статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении на основании полного и всестороннего анализа собранных по делу доказательств установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения, предусмотренные статьей 26.1 данного Кодекса.

Довод жалобы о том, что водный объект, расположенный в д. Карташовка Знаменского с/с Щигровского района Курской области, не относится к водным объектам общего пользования, был предметом проверки в ходе производства по делу и обоснованно признан несостоятельным.

Согласно сведениям, представленным отделом водных ресурсов по Курской области Донского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов, у д. Карташовка Знаменского с/с Щигровского района Курской области расположено водохранилище на реке Тускарь, площадью более 100 га, река Тускарь входит в Государственный водный реестр и в единую гидрографическую сеть (река Тускарь — река Сейм — река Десна — река Днепр).

Исходя из анализа положений статьи 8 Водного кодекса Российской Федерации, водный объект в д. Карташовка Знаменского с/с Щигровского района Курской области находится в государственной собственности. Об этом указывается и отделом водных ресурсов по Курской области Донского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов.

В соответствии с названными выше нормами Водного кодекса Российской Федерации, в силу которых водными объектами общего пользования являются, в том числе поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной собственности, рассматриваемый водный объект является водным объектом общего пользования, то есть общедоступным.

В настоящей жалобе также указывается на то, что на водном объекте, расположенном на территории д. Карташовка Знаменского с/с Щигровского района Курской области, любительский и спортивный лов рыбы запрещен.

В обоснование данного утверждения заявитель ссылается на положения пункта 1 Правил любительского и спортивного рыболовства, утвержденных приказом Министерства рыбного хозяйства СССР от 13 апреля 1983 г. N 187, в силу которых любительский и спортивный лов рыбы разрешается всем гражданам бесплатно во всех водоемах, за исключением заповедников, рыбопитомников, прудовых и других культурных товарных рыбных хозяйств.

Кроме того, заявитель обосновывает свою позицию информацией Федерального агентства по рыболовству от 16 марта 2015 г., согласно которой при предоставлении государством водного объекта или его части по договору пользования рыбоводным участком для осуществления аквакультуры и в связи с тем, что объекты аквакультуры являются собственностью пользователя рыбоводного участка, невозможно в определенных границах осуществление любительского и спортивного рыболовства без согласия пользователя такого рыбоводного участка.

Однако приведенное утверждение заявителя нельзя признать состоятельным с учетом изложенных выше фактических обстоятельств дела и норм закона, а также ввиду следующего.

Использование водных объектов рыбохозяйственного значения для целей рыболовства и аквакультуры (рыбоводства) осуществляется в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации, законодательством о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов и законодательством Российской Федерации, регулирующим отношения в области аквакультуры (рыбоводства) (статья 51.1 Водного кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона от 2 июля 2013 г. N 148-ФЗ «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон об аквакультуре) аквакультурой (рыбоводством) признается деятельность, связанная с разведением и (или) содержанием, выращиванием объектов аквакультуры.

Статьей 5 данного Федерального закона установлено, что для целей аквакультуры (рыбоводства) допускается осуществление всех видов водопользования, предусмотренных статьей 38 Водного кодекса Российской Федерации. Особенности водопользования для целей аквакультуры (рыбоводства) устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В силу части 1 статьи 6 Закона об аквакультуре особенности использования земель для целей аквакультуры (рыбоводства) устанавливаются в соответствии с требованиями Земельного кодекса Российской Федерации уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Такие особенности утверждены приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 6 апреля 2015 г. N 129 (далее — Особенности водопользования для целей аквакультуры, Особенности использования земель для целей аквакультуры).

Пунктом 4 Особенностей водопользования для целей аквакультуры установлено, что не требуется заключение договора водопользования или принятие решения о предоставлении водного объекта в пользование в случае, если водный объект используется для осуществления аквакультуры (рыбоводства), в том числе искусственного воспроизводства водных биологических ресурсов и акклиматизации водных биологических ресурсов.

Аналогичные положения закреплены в пункте 7 части 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 8 Особенностей водопользования для целей аквакультуры использование прудов, обводненных карьеров при осуществлении прудовой аквакультуры осуществляется на основании права собственности или аренды, а также права постоянного (бессрочного) пользования или права безвозмездного пользования на земельный участок, в границах которого расположен водный объект.

Как указано выше, земельный участок, находящийся в собственности Курской области, в границах которого расположен рассматриваемый водный объект общего пользования, предоставлен индивидуальному предпринимателю, главе крестьянского фермерского хозяйства В.С. в субаренду для рыборазведения на основании договора уступки прав и обязанностей от 14 мая 2013 г. N 04-15/11-Ю.

При этом частью 2 статьи 6 Водного кодекса Российской Федерации установлено, что право доступа к таким водным объектам общего пользования, бесплатного использования их для личных и бытовых нужд, а также береговой полосы, в том числе для любительского и спортивного рыболовства, имеет каждый гражданин.

Согласно пунктам 1, 8 части 3 статьи 23 Земельного кодекса Российской Федерации, пункту 2 Особенностей использования земель для целей аквакультуры использование земельного участка может осуществляться путем установления публичного сервитута в целях аквакультуры (рыбоводства), а также для прохода или проезда через земельный участок в целях обеспечения свободного доступа к водному объекту общего пользования и его береговой полосе.

Лицо, обладающее на основании договора уступки прав и обязанностей правом пользования земельным участком, в границах которого расположен водный объект общего пользования, не вправе устанавливать запрет осуществления на нем любительского и спортивного рыболовства в силу закона.

Должностное лицо и судебные инстанции пришли к правильному выводу о том, что фактическое использование водного объекта арендатором на основании договора при условии его нахождения в собственности Курской области не может являться препятствием для свободного доступа граждан к нему.

Также необоснованна ссылка заявителя на положения части 2 статьи 38 Водного кодекса Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 38 Водного кодекса Российской Федерации, исходя из условий предоставления водных объектов в пользование, водопользование подразделяется на совместное и обособленное водопользование.

При этом обособленное водопользование может осуществляться на водных объектах или их частях, находящихся в собственности физических лиц, юридических лиц, водных объектах или их частях, находящихся в государственной или муниципальной собственности и предоставленных для обеспечения обороны страны и безопасности государства, иных государственных или муниципальных нужд, обеспечение которых исключает использование водных объектов или их частей другими физическими лицами, юридическими лицами, а также для осуществления аквакультуры (рыбоводства) (часть 2 статьи 38 Водного кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем оснований для вывода о том, что у индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. возникло право на обособленное водопользование, не имеется.

Указание заявителя на то, что водный объект у д. Карташовка Знаменского с/с Щигровского района Курской области под N 92 включен в список прудов, подлежащих передаче в обособленное пользование, об обратном не свидетельствует.

Положения Водного кодекса Российской Федерации не ограничивают права иных лиц на пользование водным объектом (совместное водопользование).

Более того, по смыслу части 2 статьи 38 Водного кодекса Российской Федерации использование водных объектов или их частей другими физическими или юридическими лицами безусловно исключается только в случаях осуществления обособленного водопользования на указанных в данной норме водных объектах или их частях, предоставленных для обеспечения обороны страны и безопасности государства, иных государственных или муниципальных нужд.

Исследовав и оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, руководствуясь положениями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Водного кодекса Российской Федерации, должностное лицо и судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. признаков состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Действия индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. квалифицированы по статье 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в соответствии с установленными обстоятельствами и нормами указанных выше Кодексов.

Доводы поданной в Верховный Суд Российской Федерации жалобы являлись предметом исследования и оценки должностного лица и предыдущих судебных инстанций, обоснованно отвергнуты по основаниям, приведенным в соответствующих актах.

Постановление о привлечении индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. к административной ответственности вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание назначено в пределах санкции статьи 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Жалобы на постановление по делу об административном правонарушении рассмотрены в порядке, установленном статьями 30.6, 30.9, 30.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях соответственно, доводы жалоб, имеющие правовое значение для дела, получили надлежащую оценку.

Обстоятельств, которые в силу пунктов 2 — 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях могли бы повлечь изменение или отмену обжалуемых актов, при рассмотрении настоящей жалобы не установлено. На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

постановление должностного лица Департамента экологической безопасности и природопользования Курской области, главного государственного инспектора в области охраны окружающей среды Курской области от 3 ноября 2015 г., решение судьи Щигровского районного суда Курской области от 17 декабря 2015 г., решение судьи Курского областного суда от 18 февраля 2016 г. и постановление заместителя председателя Курского областного суда от 2 сентября 2016 г., вынесенные в отношении индивидуального предпринимателя, главы крестьянского фермерского хозяйства В.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу В.С. — без удовлетворения.

Судебная практика по ст. 8.12.1 КоАП РФ отрицательная:

Постановление ВС Республики Татарстан от 16.05.2017

Судебная практика по ст. 8.12.1 КоАП РФ положительная:

Решение Санкт-Петербургского городского суда от 25.05.2017

Алексей Власов
юрист-консультант

Получить помощь при обжаловании штрафа